Инвалид в семье: о проблеме рассуждает семья профессиональных психологов с похожей судьбой

Инвалид в семье: о проблеме рассуждает семья профессиональных психологов с похожей судьбой

«Я хочу научиться любить себя. У меня ситуация и лучше, и хуже многих. Зарабатываю я, муж — инвалид 2 группы. Он любит меня, но взрывы недовольства, постоянная критика моих поступков очень и очень обижают. Я гашу все конфликты улыбаясь, переводя в шутку, плача. Но всегда прощения прошу я. Он тоже, бывает, но уже значительно позже. Много раз пыталась настаивать на своем, но было только хуже. В момент ссор и критики он ничего не слышит.

Я могла бы это отнести на счет болезни — после черепно-мозговой травмы у него энецефалопатия, эпилептические приступы (и очень сильные), внезапно наступающий транс, когда он просто сидит, уставившись в одну точку и ни на что не реагирует. Он порой не знает, что делал часами, из дома практически не выходит (летом живем в саду, так он там хоть с пенсионерами общается).

Но такое отношение не из-за болезни, потому что со мной он обращается так всю нашу совместную жизнь (27 лет). В принципе он так же может и с сыном, и с родными, и с гостями, т.е. он поступает так, как считает нужным, говорит что хочет. Я же гашу конфликты, порой за счет унижения. А главное, я очень боюсь его потерять, и в последнее время не могу понять, из-за чего же больше — из-за того, что все еще очень его люблю, или уже просто потому, что лет немало (47) и боюсь остаться одна. Наверное, надо перестать бояться того, что все равно когда-то произойдет. Я очень люблю радоваться жизни. Много улыбаюсь — на работе меня редко видят без улыбки. Я действительно с удовольствием ухожу от конфликтов, просто всегда остается чувство, что тобой воспользовались, зная особенности характера. И обиднее всего, что чаще всего этим пользуется муж.

Я прекрасно понимаю, что это комплекс, мне всегда казалось, что это я женила его на себе. И только сейчас он начал понимать и, возможно, даже любить меня. В общем, конгломерат чувств: вины за то, что я его забрала себе, просто присвоила (хотя он не вещь, и характер еще тот, так что, видимо, опять накручиваю), большой любви (без него не представляю себе жизни, разве пару часов, не больше, чтобы просто побыть в тишине, потому что он может разговаривать часами, не останавливаясь, а мне говорить и слушать приходится очень много на работе), постоянной неудовлетворенности оттого, что как-то я все свою жизнь сконцентрировала вокруг мужа и сына, работа где-то на втором плане, хотя я многого добилась (я начальник со стажем, организатор всех праздников и программ, меня уважают коллеги, клиенты). Друзья тоже постепенно отошли, хотя очень любят бывать в нашем доме.

Большая радость — сын. Прекрасный парень, подарили нам недавно внучку, так что у них сейчас полно забот, но он при этом не забывает меня и, по-моему, очень любит нас и дорожит нашими отношениями.

Ну вот, пока писала, поняла, что я самый счастливый человек, а все остальное — мелочи, которые есть в жизни каждого».

История тронула не только меня, но и моих родителей. В нашей семье все психологи-консультанты, поэтому посылаем Вам ответ двух женщин, одного мужчины, двух поколений, трех психологов.

ОТВЕТ 1

Вы говорите об унижении, о слезах, о муже — инвалиде второй группы, — о том, что должно вызывать сострадание, а я вместо этого испытываю зависть и уважение к Вам. Почти тридцать лет прожить вместе и сохранить любовь – это просто невероятно.

Но, видимо, как раз те качества, которые Вы в себе не цените, помогли Вам сохранить любовь и семью. Вы говорите о своем умении прощать и подходить первой, гасить конфликты, но в то же время и об унижении, которое в связи с этим чувствуете. Но может, это не унижение, а гибкость, проявление мудрости и любви? Многие женщины, отлично умеющие настоять на своем, живут в одиночестве. Вы — нет.

Еще Вы пишете о том, что боитесь потерять своего мужа. Я сейчас скажу Вам одну вещь: вы его обязательно когда-нибудь потеряете. Постарайтесь не отмахнуться от этой мысли, а принять ее. Ведь это правда. Все мы уходим из этой жизни. Когда чей черед — неизвестно. Поэтому можно бояться того, что рано или поздно обязательно произойдет, а можно принять это как данность. И радоваться каждому новому дню. Быть благодарной провидению за то, что дало возможность столько лет в радости и горе прожить рядом с этим мужчиной, который говорит что хочет, порой часами не знает, что делал, но в то же время — такой бесконечно родной и любимый, и так страшно его потерять.

ОТВЕТ 2

История затронула мои чувства, так как я нахожусь в похожих условиях. У меня муж — инвалид первой группы. Слепой. Живем вместе 37 лет.

Вы пишите о том, что Ваш муж постоянно критикует и обижает Вас, а Вы это принимаете с улыбкой, сглаживая все негативное. Он говорит и поступает, как считает нужным, но Вы не пишите о том, как хотите говорить и поступать Вы. Обиды, которые накапливаются в Вашей душе рано или поздно разрушат и Вас, и его, и вашу любовь.

Ухаживая за мужем-инвалидом, легко превратиться в няньку или сиделку и забыть, что Вы жена, женщина, любовница. Постарайтесь разобраться, какие чувства Вы к нему испытываете и какой жизни, каких отношений хотелось бы лично Вам.

Что для Вас важно и значимо в Ваших отношениях? Вы не пишите ничего о себе, кроме как о тех чувствах, которые связаны с мужем (обида, унижение). Где же Вы сами? Или все в Вашей жизни закрыла травма Вашего мужа, а Ваша жизнь превратилась в служение ему и его болезни?

Загляните в себя, посмотрите, что Вас интересует кроме этого служения. 47 лет — еще не возраст для того, чтобы бояться остаться одной. Это возраст свободы, когда дети выросли (к сожалению, Вы не сказали, сколько лет Вашему сыну) и появляется возможность заглянуть в собственную душу. Это время для наверстывания всех упущенных возможностей. Время, когда можно изменить всю свою жизнь.

ОТВЕТ 3

Я тоже психолог. И мне тоже есть, что Вам сказать. У Вас была возможность услышать ответ дочери, жены, теперь есть уникальная возможность услышать ответ не только психолога, но и мужа. Чтобы Вам была понятна моя точка зрения, сначала я должен сказать пару слов о себе.

Мне 61 год. В молодости работал электриком. В 1965 году женился, через год родилась дочь. Учился в институте на третьем курсе. В 1967 году потерял зрение. Все планы на дальнейшую жизнь рухнули разом. Единственно возможные пути для слепых в то время — школа музыкантов и школа массажистов. Так как музыкальных способностей не было, стал массажистом. Работая с людьми, понял, что массаж не решает всех проблем, стали с женой интересоваться психологией, экстрасенсорикой, биокоррекцией, тем, что сейчас называют «биоэнерготерапией», думал, что верну зрение.

Зрение пришло, но в ином виде. Вижу не глазами, а душой. В 1979 году родился сын (Вы, наверное, будете смеяться, но он тоже психолог, учится в аспирантуре). Затем я с отличием окончил МГСУ (психолого-социальный университет) и стал не только массажистом и биоэнерготерапевтом, но и психологом.

Когда мне читали Ваши письма, у меня сжималось сердце. Умение чувствовать людей подсказывает мне, что Ваши слова о счастье — очень красивая маска, закрывающая истинные чувства. В ней красиво, но очень неудобно, больно и грустно, оттого что все принимают ее за настоящее лицо.

Сейчас мне хочется рассказать Вам, что чувствует человек с серьезным физическим изъяном. Говоря образно — это чувство, что проваливаешься в глубокую черную яму, точно знаешь, что улучшения не будет, возникает отчаяние, и самостоятельно из этого выбраться совершенно невозможно. В такие моменты лучшие помощники — близкие люди. Жена, родные, друзья.

Но Вы обратили внимание, кто на первом месте? ЖЕНА. Это она помогает мне не пасть духом, не давая быть инвалидом, а ведь это очень удобно. С обычного человека спрос большой — как с хозяина и как с мужика. А если инвалид, то какой с меня спрос? Слабым быть легче.

А женщина умеет сделать мужика как сильным, так и слабым. Моя жена помогает мне тем, что не дает быть слюнтяем. Она с меня спрашивает, как со здорового. Я чиню сантехнику и электрику, сейчас сам строю баню. Мне трудно. Но делаю это, поэтому я нормальный здоровый мужик.

Мне понятно поведение Вашего мужа, потому что я тоже ругаюсь, говорю что хочу, иногда очень обижая жену. И мне тоже очень трудно просить потом у нее (да и у других тоже) прощения. Но моя жена не вставляет слово «возможно» перед словом «любит». Она сама меня любит и точно знает, что я ее люблю. Об этом можно писать целые тома.

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.